понедельник, 4 ноября 2013 г.

«Чужие дальние горе и радость» 9 неделя

 Читая прошлым летом книгу Л.Айзермана «Педагогическая непоэма: Есть ли будущее у уроков
литературы в школе?» ( эта книга -  настоящая находка для словесников!), встретила  очень  интересное  суждение: «Кто сумел бы косному, упрямому человеческому существу внушить чужие  дальние горе и радость, понимание масштабов и заблуждений, никогда не пережитых им самим? Бессильны тут и пропаганда, и принуждение, и научные доказательства. Но, к счастью, средство  такое в мире есть! Это Литература… Искусство воссоздает опыт, пережитый другими, дает усвоить его как собственный».
 Эти слова  принадлежат  лауреату  Нобелевской премии А.И.Солженицыну. И  как тут не согласиться?  Только вот переживать/ представлять  что-то не свое,  усваивать чужой  опыт  не очень-то  хотят нынешние  старшеклассники. Начинаем  изучать какое-то программное произведение,  и тут   вопрос «из зала»: «А чем заканчивается произведение?»  Отвечаю: «Концовка  не мажорная». И сразу: «Ну, вот опять что-то трагическое…»  «Душа обязана трудиться…»  Не желает вот она… И  Л.Айзерман  в своей книге отмечает, что из нашей жизни «уходят  начатки воображения,  которые позволяют  одному человеку представить, что чувствуют другие».   Уроки литературы, по мнению Л.Айзермана,  должны  препятствовать этому процессу,  в  противном случае преподавание бессмысленно… А как препятствовать?  У каждого - свои методы, идеи, наработки. Делится своими и Лев Соломонович Айзерман.

«Чужие дальние горе и радость», никогда не пережитые мною, внушает мне  ЛИТЕРАТУРА. И слава богу!  9 неделя чтения  была посвящена книге  «Чернобыльская молитва» Светланы Алексиевич.
 Отзывы о книге я нашла всё в той же книге Л.Айзермана: приведены  весьма интересные (порой противоречивые мнения) отрывки из сочинений учеников, прочитавших «Чернобыльскую молитву» .  В общем, книга заинтересовала меня. Но чтение  всё откладывала.  Но вот прочитана последняя страница.  Душа очень взволнована.  Хочется рассказать, передать всё это другому, об этом нельзя молчать. Представляю  лица говорящих, их состояние, голоса.  Голоса свидетелей. Кто они? «Они – герои. Герои новой истории. Их сравнивают с героями Сталинградской битвы или сражения под Ватерлоо, но они спасали нечто большее, чем родное отечество, они спасали саму жизнь. Время жизни. Живое время. Чернобылем человек замахнулся на все, на весь божественный мир, где, кроме человека, живут тысячи других существ. Животных и растений…Смерть таилась повсюду, но это была какая‑то другая смерть. Под новыми масками. В незнакомом обличии. Человека застигли врасплох, он был не готов. Не готов, как биовид, не срабатывал весь его природный инструмент, который настроен, чтобы увидеть, послушать, потрогать. Ничего из этого было невозможно, глаза, уши, пальцы уже не годились, не могли послужить, потому как радиация не видна и у неё нет запаха и звука. Она бестелесна. Всю жизнь мы воевали или готовились к войне, столько о ней знаем – и вдруг! Образ врага изменился. У нас появился другой враг… Враги… Убивала скошенная трава. Словленная рыба, пойманная дичь. Яблоко… Мир вокруг нас, раньше податливый и дружелюбный, теперь внушал страх».

Комментариев нет:

Отправить комментарий