воскресенье, 25 января 2015 г.

Творчество как единственная возможность сохранить достоинство и внутреннюю свободу

Купить в "Лабиринте"
Поистине вдохновляют истории жизни людей, которые мужественно прошли свой путь на этой земле.  Когда  заказывала эту книгу, нисколько не сомневалась в её  особой значимости.
Елена Макарова -  автор книги  «Вещность и вечность», заключительной части трилогии «Как вылепить отфыркивание».
 В заключительной  части трилогии Елена Макарова рассказала о Фридл Дикер-Брандейс. «Мы взялись за нелегкий труд – рассказать о Терезине по-русски», - говорит Елена Макарова в своей книге. Началось это в 1988 году.
  Из прочитанного ранее  для себя сделала  вывод о том, что человек, попавший в гетто,  был  обречен на мученическую смерть.  Все мысли  - о скором наступлении конца,  голод, постоянное унижение…  и  никаких сил для борьбы.
 В Терезинском  гетто (Чехия)  для многих творчество стало единственной возможностью сохранить достоинство и внутреннюю свободу. Ощущение свободы передавала Фридл Дикер-Брандейс  своим ученикам.  Её установка на уроках была проста: рисовать, не размышляя. Уроки Фридл помогали жить. Невероятно успешная  терапия: дети раскрывались.  Фридл была центром вдохновения.  Интерес к жизни и желание жить несмотря ни на что – черты, которые нельзя было не заметить в ней.  Она была «живой». Всегда и везде!
Фридл прибыла в Терезинское гетто вместе со своим мужем в декабре 1942 года.  7 октября  1944 года она была  депортирована в Освенцим.  9 октября  её  не стало…
В одном из писем Фридл написала: «… Для меня Бог – 1) некое мерило, без которого все косо и неопределенно, 2)- направление движения, ибо без направления любое движение произвольно и бессмысленно, и 3) –  жажда «милосердия», ибо его недостаток сводит с ума».

воскресенье, 18 января 2015 г.

Кусочек лета

За окном зима... А эти фотки (и ещё тут) дарят кусочек лета. Смотрю на них - душа радуется. 
Эту красоту я взрастила и взлелеяла.  
Все фотографии  из личного архива





пятница, 9 января 2015 г.

Война - сестра печали

Эти книги из серии «Как это было» предлагает ИД "Самокат" своим читателям:   
1.Б.Окуджава. Будь здоров, школяр!
2. В.Шефнер. Сестра печали.
3.В.Сёмин. Ласточка-звёздочка.
4. В.Драгунский. Он упал на траву.
Издательский замысел – «рассказать о Великой Отечественной войне честно и объективно – насколько это возможно». Пока из этой серии прочитаны мною две книги – «Сестра печали» и «Ласточка-звёздочка». На очереди автобиографическая повесть Б.Окуджавы «Будь здоров, школяр!».
О своей автобиографической повести Вадим Шефнер говорил: «Самым сильным своим прозаическим произведением я считаю повесть "Сестра печали", издана она в 1970 году. Это - печальная повесть о Ленинградской блокаде, о любви. Добрые отклики на эту повесть я получаю до сих пор».
фото отсюда
В первые месяцы войны Вадим Шефнер был рядовым в батальоне аэродромного обслуживания (этот факт упоминается в «Сестре печали»), а позднее стал корреспондентом армейской газеты «Знамя победы». В январе 1942 года лежал в госпитале с дистрофией (об этом тоже говорится в книге) в крайней стадии. Тогда он чудом выжил. За это время в газете было опубликовано немало стихов молодого поэта-красноармейца. Закончил войну Шефнер в звании старшего лейтенанта (рассказчик Толя тоже возвращается с войны в звании старшего лейтенанта).
Купить в "Лабиринте"
Пожалуй, самыми проникновенными в книге были строки о блокадном Ленинграде, о мужественных ленинградцах, на чьи плечи легли  тяготы военных невзгод.    В героях книги, двадцатилетних ребятах-детдомовцах, импонирует стремление к самостоятельности, понимание личной ответственности за судьбу своей страны. Перед уходом на войну (упоминается конфликт между СССР и Финляндией в 1939 г.) Гришка Семьянинов объявляет своим друзьям:
«Меня воспитало государство, и я должен за него стоять. Родителей у нас нет, всем на нас наплевать было, мы без государства бы с голоду под забором подохли, а государство нас выручило. И мы, детдомовские, должны на всякое дело идти в первую очередь. Другие – как там хотят, а мы должны в первую очередь».
Финская война закончилась, но не стало Гришки, ушедшего добровольцем, честно выполнявшего приказы командования. Болью в сердце рассказчика отозвалась гибель товарища, который всегда готов был прийти на помощь. Гришка спас Толю от смерти: вытащил из огня, когда случился пожар на детдомовской даче.
Погибнет в бою смертью храбрых Володька (Шкиля), который незадолго до войны поступит в военное училище. И никто не думал, что хлебные огрызки и пустые банки из-под сгущенного молока – вся Володькина работа – будут иметь ценность в блокадном Ленинграде.
«А мы-то, охламоны, вечно ругали Володьку за эту привычку забрасывать корки на печку».
В феврале 1942 г. при обстреле погибнет Леля. Вместе с другими девушками она работала на окопах, в блокаду отдавала последнее нуждающемуся. Потеря  любимого человека станет самым сильным потрясением для рассказчика на весь остаток жизни. 
«От того, что я не видел, как ее убило, и даже не знаю, где она похоронена, я не могу представить ее себе мертвой, я помню ее только живую. Она живет в моей памяти, и когда меня не станет, ее не станет вместе со мной».
Действительно, война – сестра печали.  Она забирает все самое и дорогое, что есть у человека. Она лишает последней надежды. Она испытание для души. 
«Война словно швырнула меня обратно – в бездомное детство, в детство, которое я хотел забыть».
«…Война вбивала меня куда-то, как гвоздь в перегородку. Удар – 22 июня; удар – я в казарме; удар – я в товарном вагоне; удар – я в этой вот траншее».
P.S.  Вадим Сергеевич Шефнер умер под Рождество (2002 г.), не дожив до 87-летия. Когда сознание никло, в последние часы он просил сына читать ему любимые стихи — те, что давно знал наизусть, а память на стихи была у него феноменальная. И сын читал ему Блока. 
12 января 2015 года исполняется 100 лет со дня рождения ленинградского писателя, поэта Вадима Шефнера.  Кстати,
Сайт конкурса

среда, 7 января 2015 г.

Училками не рождаются, ими становятся.

Купить в "Лабиринте"
Эту книгу присмотрела в блоге «Дневник сельской учительницы» Каневой Натальи Михайловны. Признательна хозяйке блога за отзыв и за электронную версию! Чтение не затянулось. Книга с таким названием не могла спокойно дожидаться своей очереди. В общем, «Училка» прочитана.
А пока читала, всё не покидал меня вопрос: «А что, собственно, тут интересного?» Мне даже представилось, что перед моими глазами не электронная книга, а невидимый экранчик телевизора, в котором запустили очередную мыльную оперу. Сюжет прост: не было хождения по лабиринту. 
Она многое повидала в жизни: два раза выходила замуж, и всё – мимо. А третий «милёнок» нужен был для того, чтобы не остаться в одиночестве. Тут детишки пошли: мальчик и девочка. А с течением времени, оказалось, что Он не герой моего романа. Не разбежались, но жили порознь. Маялась, маялась. Но однажды поняла, что соскучилась по «насыщенной» жизни. Куда податься? В школу! И работа рядом, и детишки под присмотром. Школа, понятно, не встретила с хлебом и солью. Потому как их нужно вначале заработать. В общем, Анна Леонидовна, учитель русской словесности, она же главная героиня своего романа, хлебнула с первых дней по полной программе. Немного погодя милёнок влюбился в училку из началки той же самой школы, куда устроилась работать наша героиня. Камень с души упал. Она и рада: наконец-то пристроила и его. А то ходит как неприкаянный. А тут на горизонте Он появился – принц на белом коне. И внешне, и внутренне пригож! Тут и сказке конец… Потому как с первых строк героиня утверждала, что её жизнь похожа на сказку.
Сказке-то конец. Но кое-что в книге зацепило: во-первых, название, во-вторых, некоторые размышления героини о проблемах современной школы и образования в целом, в-третьих, себя увидела со стороны.
1. О слове.
Жаргонное слово училка прижилось в языке. Если учительница – гроза в школе, понятно, почему её называют училкой между собой ученики. Но вот ученик 2 класса, допустим, радостно заявляет, что училка ничего сегодня не задавала на дом. Можно ли утверждать, что Марь-Ванна – злодей, каких свет не видывал? Тоже не совсем правильно. А слово живет. Ну, да ладно. Кстати, оно «залатинизировано» в адресе моего блога.
2. Проблемы? Проблемы...
а) Об учителях.
"Я смотрела на спокойные, даже равнодушные лица учителей. Они привыкли к вранью в школе, иначе не продержишься".
Что сегодня наблюдаем? Важен конечный результат. Но ведь он не всегда очевиден! Учитель устал от постоянных новшеств. Сегодня одно требуют от учителя, завтра - другое. Важно то, что написано на бумаге. "Без бумажки ты букашка!" Система! А против системы не пойдешь. Нервы нужно беречь. От них все болезни...А больной учитель никому не нужен.
б) Об аттестации.
"При нынешней системе аттестации два-три последних года в школе дети не учатся, они готовятся к механизированной проверке знаний. Для успешной сдачи тестов нужны не знания, не глубокое понимание предмета и уж точно не творческий подход, а навыки прохождения формальных тестов. Придумало это общество бухгалтеров, экономистов и маркетологов, общество, в котором науке и культуре отводится последнее место. А первое — материальному потреблению, бездумному, безудержному, бессмысленному".
Не поспоришь.
в) О порнографии на просторах интернета.
"Она, наша Чичерина, не виновата, что, честно открывая в Интернете «краткое содержание романа Достоевского», натыкается на картинки, даже описывать которые, например, моей маме я бы не стала.
...И ведь эти клипы, зазывные картинки, эпитетов к которым нет, они просто нечеловеческие, ставит конкретный человек. Человек, у которого, возможно, есть мать, которому бывает больно, который чего-то боится… Для меня это за гранью разума. И винить этих бедных детей, чье детство омрачено знакомством с самыми не то, что неприглядными, а омерзительными, тошнотворными сторонами человеческого общества, со всем его нездоровьем, душевным и физическим, со всеми больными грёзами, грязными фантазиями, — нельзя".

Что привлекло в работе училки?
  • К героине постепенно приходит понимание того, что необходимо «лепить» ученика. 
«Но меня интересуют эти дети, их мир, интересует каждый. Возможно, потому что я работаю в школе второй месяц».
«Им тринадцать, некоторым уже четырнадцать. Им еще нужны сказки. Они смотрят те же фильмы, что и мои девятилетки. Я должна это учитывать».
  • Нестандартные задания по литературе/ поездка с ребятами в Клин, в музей П.И.Чайковского/урок поэзии на воздухе.
  • Война объявлена таким словам, как ЧЁ, ПРИКОЛЬНО, БЛИН. 
  • Она уверена, что без чтения жизнь не жизнь. 
«Давайте так. К следующему уроку роман прочитать всем. В Интернете он есть, полностью, без сокращений. Вы получите пятнадцать вопросов, на которые не сможете ответить, не прочитав его. Краткое содержание не поможет. Внимание — можно будет пользоваться книгой».
«…Давайте так. Следующий урок у нас в пятницу. Тот, кто не отвечает за себя, кто думает, что не сможет взять себя в руки и прочитать роман дома, приходите после шестого урока, сегодня, завтра и послезавтра. У меня тут народ будет из других классов пересдавать и переписывать колы и двойки, но вы можете сесть на задние парты с книгой или планшетом, у кого нет романа, я дам, и читать. Ясно?»

  • Она не размазня.
«Единственная моя отдушина, тихий милый коррекционный класс сегодня показал мне кузькину мать. Не расслабляться, ни на секунду не расслабляться. Иначе — я же знаю это с первого дня — сожрут, и не подавятся, и завтра даже не вспомнят».
Думаю, такие, как Анна Леонидовна (в прошлом писатель, переводчик, а в настоящем - самая настоящая училка) ещё заявят о себе, раз они приняли твердое решение – стать учителем.
Вот такое неоднозначное прочтение книги Наталии Терентьевой.

суббота, 3 января 2015 г.

Предрождественские дни










картинка отсюда
В эти дни православный мир готовится к встрече праздника Рождества Христова.
По традиции празднованию предшествует Рождественский пост.
Вот как описывает предрождественские дни в книге "Лето Господне" Иван Сергеевич Шмелёв:
"Перед Рождеством, дня за три, на рынках, на площадях,- лес елок. А какие елки! Этого добра в России сколько хочешь: У нашей елки… как отогреется, расправит лапы, — чаща. На Театральной площади, бывало,- лес. Стоят, в снегу. А снег повалит,- потерял дорогу! Мужики, в тулупах, как в лесу. Народ гуляет, выбирает. Собаки в елках — будто волки, право. Костры горят, погреться. Дым столбами. Сбитенщики ходят, аукаются в елках: «Эй, сладкий сбитень! калачики горячи!..» В самоварах, на долгих дужках, — сбитень. Сбитень? А такой горячий, лучше чая. С медом, с имбирем,- душисто, сладко. Стакан — копейка. Калачик мерзлый, стаканчик сбитню, толстенький такой, граненый, — пальцы жжет. На снежку, в лесу… приятно! Потягиваешь понемножку, а пар — клубами, как из паровоза. Калачик — льдышка. Ну, помакаешь, помягчеет. До ночи прогуляешь в елках. А мороз крепчает. Небо — в дыму — лиловое, в огне. На елках иней. Мерзлая ворона попадется, наступишь — хрустнет, как стекляшка. Морозная Россия, а… тепло!..
картинка отсюда
В Сочельник, под Рождество,- бывало, до звезды не ели. Кутью варили, из пшеницы, с медом; взвар — из чернослива, груши, шепталы… Ставили под образа, на сено. Почему?.. А будто — дар Христу. Ну… будто Он на сене, в яслях. Бывало, ждешь звезды, протрешь все стекла. На стеклах лед, с мороза. Вот, брат, красота-то!.. Елочки на них, разводы, как кружевное. Ноготком протрешь — звезды не видно? Видно! Первая звезда, а вон — другая… Стекла засинелись. Стреляет от мороза печка, скачут тени. А звезд все больше. А какие звезды!.. Форточку откроешь — резанет, ожжет морозом. А звезды..! На черном небе так и кипит от света, дрожит, мерцает. А какие звезды!.. Усатые, живые, бьются, колют глаз. В воздухе-то мерзлость, через нее-то звезды больше, разными огнями блещут, — голубой хрусталь, и синий, и зеленый, — в стрелках. И звон услышишь. И будто это звезды — звон-то! Морозный, гулкий, — прямо, серебро".

P.S. А на портале "Сеть творческих учителей" проходят "Рождественские встречи-2015" словесников. В библиотеке фестиваля представлены интересные материалы, которые можно использовать на уроках литературы, классных часах.
Опубликованы и мои работы:
Видеоролик по стихотворению "Сочельник в лесу" Н.Б. Хвостова. 

Приглашаю к обсуждению.